«Чем больше кулинарное раздолье, тем больше мы едим»

Рейчел Херц, став сенсорным и когнитивным нейробиологом в 1990 году, занялась изучением физиологии запахов. Ее интересовала связь между сознанием и восприятием окружающего мира, в особенности восприятием пищи. Ее книга «Почему мы едим то, что мы едим» — это результат долгих исследований и попытка понять, как и почему органы чувств, мозг и внешние факторы влияют на вкусовые ощущения и мотивацию поесть. Каким образом еда меняет физиологию, сознание и поведение. На русском языке книга вышла в издательстве «Бомбора». С разрешения издательства «Лента.ру» публикует фрагмент текста.

Хотите, я раскрою вам секрет самоконтроля в ресторане самообслуживания? Садитесь как можно дальше от шведского стола. Чем проще доступ к пище, тем больше шансов, что она окажется у вас во рту. Исследования показывают: люди, сидящие близко к витрине с десертами в кафетерии, чаще заказывают лакомство, чем те, кто сидит далеко. Мы едим больше мороженого, когда оставляем крышку термоконтейнера открытой; пьем больше молока, когда рядом молочный диспенсер, и наливаем больше воды, когда перед нами кувшин с водой.

Этот принцип работает не только в ресторане, но и в офисе. Когда конфеты лежали на письменных столах, служащие съедали в день на шесть шоколадок больше, чем когда они располагались на расстоянии двух метров, т.е., чтобы взять их, нужно было встать. Это неоспоримый факт: чем меньше расстояние между человеком и едой, тем больше он ест. Количество пищи, находящейся в поле зрения, также влияет на объем потребления. Чем больше кулинарное раздолье, тем больше мы едим.

Исследование, опубликованное в Journal of Consumer Research, показало: люди съедали больше крендельков, печенья и крекеров, когда на пачках они были изображены в изобилии. Таким образом, если производители продуктов станут размещать более скромные картинки на упаковках чипсов и печенья, нам удастся сдержать свой аппетит. Правда, так мы станем реже заходить в отдел сладостей и тратить меньше денег, а компаниям это совсем не на руку.

На то, сколько продуктов мы видим и сколько едим, влияет их организация на кухне или в холодильнике. Барбара Кан из Уортонской школы при Пенсильванском университете совместно с гуру в области продовольствия и брендинга Брайаном Уонсинком из Корнеллского университета через скрытую камеру наблюдали за испытуемыми, которым предложили поднос с 300 мармеладками и попросили немного посидеть в комнате, — им сказали, что они якобы должны принять участие в оценке телевизионной рекламы. Половине испытуемых дали поднос, на котором конфетки были разложены по цвету — желтые, оранжевые, зеленые и т. д., а остальным — поднос с конфетами вперемешку. В результате «неорганизованных» конфет было съедено почти в два раза больше, чем «организованных».

В ходе другого исследования, когда участникам выдали 450-граммовую миску с конфетами M&M’s десяти разных цветов и разрешили угощаться без ограничения, они съели на 43 штуки больше, чем участники, которым дали конфеты в семи цветовых вариантах. Когда мы видим горы «неорганизованной» еды, мы едим больше, потому что с увеличением объема увеличивается соблазн. Кроме того, нам сложнее оценить количество продуктов.

READ  Комфорт, качество или мода: как правильно выбрать школьную одежду для ребенка? - Комсомольская правда - Томск

К счастью, на каждое действие существует противодействие: просто разложите конфеты и снеки по контейнерам и полочкам. Внешние факторы, начиная от близкого физического расположения к пище и ее психологического восприятия до социальной среды, оказывают мощное воздействие на аппетит и объем потребления. Иными словами, когда дело касается еды, в работу включается наш мозг.

Доступная еда

Простота, видимость и доступность — конъюнктурная доступность того, чем можно перекусить, — напрямую связаны с ростом потребления. А теперь давайте взглянем на ситуацию с противоположной стороны. Один из способов есть меньше высококалорийных вкусняшек — это сделать их менее доступными, вспомните пример с офисными работниками и маленькими шоколадками. Вот почему диетологи советуют не хранить конфеты и чипсы в кухонном шкафу, а еще лучше — не покупать их вовсе, потому что соблазн — штука очень мощная.

Если у вас под рукой обязательно должны быть снеки, убирайте их подальше — например, в кладовку. Таким лентяям, как я, просто не захочется идти за ними.

Легко и просто оздоровить свой рацион, если класть на видное и максимально доступное место — на письменный стол, рядом с телевизором или компьютером — фрукты и овощи. Они богаты волокнами и очень сытные, поэтому помогут приглушить чувство голода и уберечь вас от вредного перекуса в дальнейшем.

Еще одна проблема ультрадоступности еды связана с тем, что сегодня в день мы тратим на покупку и приготовление полноценной пищи меньше энергии и калорий, чем раньше, когда нам приходилось бегать из магазина в магазин, чтобы запастись провизией: за хлебом в булочную, за мясом к мяснику, за спаржей в овощной. Если не брать в расчет энергию, которую человек тратит на поход по магазинам и доставку сумок домой, за час мытья, нарезки и готовки сжигается около 100 калорий. А при открывании контейнера и использовании микроволновки — около нуля.

К счастью, врожденная леность обладает особым эффектом. Она не позволяет нам брать в рот лишних калорий, когда еда разложена на мини-порции. Например, если дать человеку три маленьких пакетика чипсов, он съест меньше, чем если ему предложить такое же количество чипсов, но в одном большом пакете. Получается, что упаковки со снеками до 100 калорий способствуют похудению. В ходе исследования с участием полных людей в общей сложности из четырех упаковок крекера по 100 калорий в каждой было съедено на 25% меньше, чем из одной упаковки аналогичного крекера, содержавшей 400 калорий.

Как и в случае с разложенными по цвету конфетами, маленькие упаковки позволяют разумно организовывать продукты и не объедаться. Кроме того, они служат своего рода стоп-сигналами, т. е. прежде чем перейти к следующей упаковке, вы оцениваете свое чувство голода. А еще, чтобы открыть несколько упаковок, требуется больше усилий. Однако когда мы видим стикеры со словами «100 калорий», то можем пасть жертвой «эффекта здорового ореола» — термин, придуманный Брайаном Уонсинком и экспертом в области продуктового маркетинга Пьером Шандо из Бихевиоральной лаборатории INSEAD при Университете Сорбонны для описания принципов, по которым мы относим некоторые продукты к категории полезных, и того, каким образом это влияет на их потребление.

READ  Рецепт дня: оладьи из кабачков на рисовой муке с трюфельной сметаной - www.elle.ru

Когда этикетка больше, чем просто этикетка

Продукты на полках магазинов пестрят стикерами со словами «обезжиренное» и «без сахара», призывая нас не бояться и налегать на них как можно сильнее. Независимо от достоверности информации мы верим, что из всех калорийных зол выбираем наименьшее. В результате при наличии указаний о достоинствах мы потребляем больше низкокалорийного печенья. И это еще не все. Человек, выбирающий такого рода продукты, компенсирует «недоедание», увеличивая объем потребления. А ведь «маложирные» продукты содержат примерно столько же калорий и сахара, сколько жирные. Например, в трех «маложирных» и трех обычных печеньях Oreo по 14 граммов сахара; в «маложирных» Oreo 150 калорий, а в обычных — 160 калорий.

Также не стоит верить словам «полезно для здоровья». «Полезно» — значит питательно для тела и мозга. Мы приравниваем продукты с таким стикером к продуктам для похудения, потому что очень часто лишний вес и здоровье не сочетаются.

Хитрые рекламщики вполне законно используют слово «полезно» там, где присутствует некоторый аспект полезности, например высокое содержание пищевых волокон, наличие витаминов и минералов. Так они стимулируют нас больше есть — и больше покупать — независимо от того, что скрывается за этикеткой.

В ходе исследования девушкам-студенткам якобы для дегустации дали тарелку с мини-печеньем и сказали, что «продукт, который вы должны будете сегодня попробовать, — это новый высоковолокнистый овсяный снек, приготовленный исключительно из полезных для здоровья ингредиентов». В результате они съели на 35% больше, чем когда их угостили тем же печеньем и сказали, что «это новое изысканное лакомство со свежим сливочным маслом и коричневым сахаром». Если полезность привлекает покупателей, то информация о наличии жирных ингредиентов, наоборот, может их отпугнуть.

Когда людям говорили, что молочный коктейль высококалорийный, они быстрее насыщались и после его распития ели меньше, чем когда им предлагали тот же коктейль, но называли его низкокалорийным. Отсюда следуют два вывода: 1) лакомства, которые позиционируются как декадентские, вызывают более сильное чувство удовлетворения, поэтому мы едим их в меньших объемах; 2) полезными обычно оказываются те продукты, которые не кричат на этикетках о своих целебные свойствах.

Еще одним примером гипнотического воздействия «полезных» стикеров стало исследование, опубликованное в Journal of Marketing Research. Женщин, хронически сидевших на диете, попросили продегустировать ореховый микс: на одной упаковке было написано «Ореховая смесь „Фитнес“ и нарисована пара кроссовок, а на втором — просто „Ореховая смесь“ и никакой спортивной атрибутики. Как и в ходе эксперимента с печеньем, участницы съели больше орешков из упаковки с указанием полезности.

READ  Пасха-2020: рецепт нежной и мягкой паски на творожном тесте - Украинские Новости

Кроме того, когда после дегустации им предложили позаниматься на стационарном велосипеде, после смеси „Фитнес“ женщины катались меньше, чем после орехов без намека на здоровый образ жизни. То есть чем больше они съели, тем меньше занимались. Отсюда следует, что указание пользы на этикетке не только ведет к увеличению объема потребления, но и убивает мотивацию заниматься спортом.

С чем связан этот двойной удар по здоровью? Возможно, логотип с кроссовками создал у женщин ощущение, что они уже побывали на тренировке. Но, скорее всего, они просто ошибочно поверили в чудодейственную силу фитнес-смеси, и спорт показался им лишним. Это вполне соотносится с другим исследованием „эффекта здорового ореола“. Если вы сделали что-то полезное в одной сфере жизни, то в другой можно дать себе слабину. Однако в данном случае связь между короткими тренировками и большим объемом потребления имеет более глубокую коннотацию. Съев много ореховой смеси, женщины решили, что нарушили диету, и не стали исправлять огрехи спортом. Именно это происходит, когда хронические диетики выбиваются из колеи. Стоит только оступиться — и их уже не остановить.

Формула „Если пища здоровая, ее можно есть без ограничения“ работает не только в лаборатории или в отношении людей, сидящих на диете. Как ни парадоксально, но в ресторане здорового питания или после беглого взгляда в меню с салатами вероятность заказать неполезное или высококалорийное блюдо выше, чем в ресторане, не позиционирующим себя как „здоровый“. Читая информацию или рассматривая картинки с полезными блюдами, мы начинаем думать, что остальная пища из этого же источника менее вредная, т.е. если в столовой подают салат со шпинатом, то их бутерброды с беконом и сыром лучше, чем в White Castle.

Любопытный факт: люди, помешанные на весе, чаще всего становятся жертвой „эффекта здорового ореола“. Когда следящих за размером талии испытуемых попросили оценить калорийность фрикадельки и сырного бифштекса, они склонялись к ответу в 840 калорий, но когда этот же сырный бифштекс положили на тарелку рядом с палочками сельдерея и моркови, то цифра упала до 714 калорий. Разница в 15% по большей части обусловлена присутствием полезного гарнира. Для сравнения: разница в восприятии калорийности сырного бифштекса с овощами и без них среди людей, не следивших за весом, составила всего 2%.

Вечно худеющие так сильно недооценивают калорийность питательных блюд в сочетании с полезным гарниром, потому что диетическое мышление заставляет их делить продукты на плохие и хорошие. При наличии полезного для здоровья компонента все блюдо становится в их глазах лучше. А вот люди, которые не делят продукты на те, которые полнят и не полнят, почти не считают калорий и не подвержены влиянию пищевого контекста. Таким образом, чем меньше мы концентрируем внимание на полезности и неполезности пищи, тем меньше вероятность недооценки ее калорийности.

Переводчик: Л. Миронова

Источник

Поделиться

Лечение эрекции у мужчин без медикаментов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *