«Люди снова тратят деньги»: как мода возрождается после пандемии — Forbes Россия

Диего Мацци и Мануэла Бортоламеолли женаты уже 37 лет, и почти 18 из них работают вместе. В 2003 году они основали бренд Diego M, которым управляют совместно. Диего придумывает и создает пуховики, парки и пальто, знаменитые своим качеством, а Мануэла занимается общением с клиентами и продвижением бренда. В России марка представлена в мультибрендовых бутиках и торговых центрах. 

— Давайте начнем с вопроса, который всем, конечно, порядком надоел, но все-таки остается важным для бизнеса. Как пандемия повлияла на развитие бренда Diego M?

— Во время пандемии наш бренд почти не пострадал в финансовом плане. Страдания были больше моральные, потому что это был шок для всех. Но все рынки, на которых мы работаем, повели себя достаточно хорошо. В России мы выросли на 30%, в Польше даже еще сильнее — на 40%. Европа осталась на уровне прошлого года. Но все поменялось. И как мне кажется, поменялось, наверное, навсегда. 

Реклама на Forbes

Нам пришлось быстро изменить свой подход к работе, чтобы мы могли продолжать развивать марку, не встречаясь с клиентами лично. Мне самой это, честно говоря, не очень нравится, потому что я люблю персональный контакт, но мы все равно перестроились и предоставили нашим персональным клиентам, байерам и магазинам возможность делать заказы дистанционно. Во-первых, мы стали выпускать эмоциональные ролики, которые представляли саму идею коллекции, затем делали фотографии или короткие нарезанные видео, где модель показывала отдельно какую-то конкретную вещь. Во-вторых, наши сотрудники, которые работают в продажах, тоже научились выполнять свои обязанности онлайн. Например, они показывали по Zoom коллекцию, клиент выбирал ряд вещей, а затем мы посылали ему все фотографии и информацию по выбранной модели. И только потом клиент оформлял заказ. 

Это очень хорошо сработало в Европе, постсоветских странах, в Прибалтике. А вот на Востоке — нет, хотя у нас очень сильная позиция в Корее и мы хорошо развиваемся в Гонконге и Японии. Но там люди хотят потрогать вещь, почувствовать ткань, у них другой менталитет. Например, в России народ более гибкий, на мой взгляд. Даже сейчас многие продолжают спрашивать, можно ли сделать заказ дистанционно. Несмотря на то, что они могли бы приехать в Москву, где есть наш шоу-рум, в котором висит вся коллекция. Две недели назад я была в Москве, и обычно в этот период шоу-рум переполнен людьми, а сейчас половина наших клиентов предпочитает не тратить деньги на поездку, особенно когда дело касается тех байеров, кто хорошо знает бренд. Они не сомневаются в качестве и знают, какие мы используем материалы.

Так как мы не работаем непосредственно с конечным покупателем (флагманский бутик Diego M есть только в Милане) и всегда отправляли вещи в бутики и торговые центры в разных странах, нам не пришлось перестраивать логистику и придумывать какую-то службу доставки. Просто раньше путешествовали люди, которые приезжали смотреть коллекцию. В пандемию путешествовать начали вещи, чтобы байеры всегда могли ознакомиться с новинками. И конечно такая логистика занимает больше времени. 

Сейчас прогнозировать что-то — это как в хрустальный шар смотреть. Я думаю, что индустрия восстановится в конце 2023 или в начале 2024 года

— Один из главных результатов влияния пандемии на индустрии моды — это укрепившийся тренд на экологичность и осознанность. Люди стали много говорить о том, как очистилась природа и что нужно поддерживать такое состояние окружающей среды. Вы как-то работаете с брендом в этом направлении? 

— Я всегда была, как говорится, «зеленой». Всю жизнь думаю об окружающей среде — у меня такая культура в семье. У мамы была компания, которая производила биопродукцию, поэтому я всегда направляла Диего, чтобы он как можно больше уделял внимания этим вещам. И мы видим, что мир меняется, но пока все-таки не готовы напрочь отказаться от натурального меха. У нас много продукции, например, пуховиков, в которых есть элементы из меха. Российские клиенты по-прежнему очень любят натуральный мех и активно его покупают, хотя тенденция на экологичность и гуманность тоже начинает прослеживаться. В других странах люди реже покупают вещи с этим материалом, и многие не в восторге, что бренд в принципе не прекращает использовать мех. В этом году мы выпустили экошубы, но не из синтетики, а из настоящей шерсти. Они пользовались большим успехом, потому что и цены, конечно, на них гораздо ниже, чем на настоящие шубы, и они более модные. 

Сейчас покупатели в Европе с большим вниманием относятся к выбору ткани. В Швейцарию мы уже не можем экспортировать вещи, у которых есть даже минимальная отделка из натурального меха. Таможня блокирует такие поставки. При этом дубленки провозить можно. На мой взгляд, это очень странно.

Мы используем новые экологичные материалы в каждой коллекции. Сейчас будут представлены вещи с перьями из яблок и модели из волокна апельсина. Диего уже думает о том, какие новые технологии использовать в следующем году. Новые материалы или инновации, связанные с кроем и лекалом, — это ответственность мужа. Он придумывает, а я говорю, насколько его идеи хорошо зайдут, как эти вещи будут продаваться. Я подсказываю ему, что может понравиться клиентам, что они хотят видеть, какие ткани они предпочитают. И все вещи, которые входят в коллекцию, я всегда примеряю лично. Я их тестирую, и мы думаем, можно ли что-то улучшить, какие дефекты убрать. Я очень дорожу тем, чтобы наши вещи были комфортными, хорошо сидели. Но это не тот комфорт, который идет в ущерб красоте. Потому что покупательницы Diego M — это женщины, которые в любой ситуации хотят оставаться женственными. 

— Пять лет назад вы запустили и мужскую коллекцию. Как развивается эта линия в мире и в России?

— В России дела идут достаточно хорошо. Но мы все-таки в первую очередь женский бренд, мы изначально планировали работать только с девушками, Диего просто обожает придумывать женские вещи. Говорят, что у женщин гардероб всегда больше, чем у мужчин. Так и у нас: женская коллекция — основная, а мужская — это такой маленький дополнительный комод. В женской коллекции, например, может быть около 200 новых моделей, а в зимней мужской последний раз было только 33. 

— Diego M — классический семейный бренд с точки зрения структуры и управления. Участвуют ли ваши дети в развитии бизнеса? 

— У меня трое детей, двое сыновей — уже достаточно взрослые, но когда я называю их возраст, все сразу определяют мой. Старший сын уже занимается вопросами цифрового развития и e-commerce в компании. И как часто бывает, первый ребенок всегда старается быть главным, показать, что он умнее и важнее. Он учится у многому у других сотрудников компании, он очень много занимается своим развитием. Чтобы ему помочь в этом, мы приглашаем консультантов и экспертов, которые с ним совместно выполняют задачи и передают свой опыт. Очень важно, чтобы кто-то из семьи был связан с вопросами административного характера. Диего тоже занимается ими, но, поскольку у нас семейный проект, очень важно, чтобы в часть вопросов был вовлечен сын. 

Дочка — самая младшая, она, как все женщины, очень независима. Сказала, что не хочет работать под началом родителей. Она актриса, шесть лет провела в Америке, а сейчас участвует в съемках фильма в Италии. Она очень красивая, талантливая девушка. И очень упрямая. Идет, так сказать, своей дорогой, следуя своим увлечениям. Я ее поддерживаю в этом и уверена, что у нее все получится.

— Вы с мужем основали компанию вместе и вы женаты уже 37 лет. Это значит, что вы постоянно проводите все свое время вместе. Честно говоря, не представляю, как вам удается не ссориться.

— Во время пандемии было очень сложно, потому что мы не привыкли проводить вместе так много времени. Раньше у нас было такое железное правило: дома о работе не говорить. Но в сложившейся ситуации мы, конечно, были вынуждены говорить о работе дома. Мой муж — создатель коллекций, он постоянно думает, он творит. Для него пандемии будто не существовало: он продолжал работать, творить, думать. Ему никак не помешала изоляция заниматься своей работой. Мне было гораздо тяжелее. Я привыкла ездить в командировки, общаться с клиентами, проводить мероприятия. Поэтому у нас, конечно, были сложные моменты. Но мы семья, а значит мы со всем разберемся. Мне кажется,  в каждой семье есть эта магическая энергия и сила, которые помогают вместе преодолеть все. 

Мы действительно уже 37 лет женаты, и это значит, что у нас есть большой опыт преодоления разных трудностей. Наверное, больше всего во время пандемии нам не хватало совместных увлечений, чтобы отвлекаться все-таки от работы. Мы, например, часто в гольф вместе играем. И когда мы в него играем, мы точно не ссоримся. Сейчас, если у нас есть время, мы можем поехать в небольшое путешествие. Мы опять стали жить больше как пара, как муж и жена. Когда ограничения стали мягче, вернулась возможность не только работать, но и развлекаться вместе. Во время пандемии этого очень не хватало. В Италии карантин был ужасный, в России даже близко такого не было. Нас именно заперли, закрыли, как в тюрьме. Конечно, нам повезло, потому что мы живем в большом доме, у нас есть возможность уединиться или прогуляться. Но все равно было очень тяжело. Я очень рада, что мы это пережили. 

Реклама на Forbes

— К слову о жизни после пандемии. В Милане наконец-то снова прошла международная Неделя мода. Какие у вас впечатления? 

— На мой взгляд, эта Неделя моды не была такой, как раньше. До пандемии я во время Недели в Милане всегда проводила показ для прессы, особенно зарубежной. Организовывала мероприятия, коктейльные вечеринки, делала ужины. Но в этом году приехало очень мало журналистов и байеров, я изначально понимала, что нет смысла делать какие-то большие мероприятия и показ. Мы ограничились встречами B2B. Несколько журналистов заходили в шоу-рум, чтобы поболтать и посмотреть коллекцию. Мы поменяли нашу ивент-стратегию и решили, что будем теперь делать локальные мероприятия. Сперва в ноябре организуем событие в Милане, затем поедем по миру, чтобы встретиться с журналистами и клиентами. Планируем приехать в Париж, в Варшаву, в Москву. Я одна из немногих предпринимателей, кто часто ездит в Москву. Я была совсем недавно и в ноябре приеду снова. Я очень хотела приехать в Россию, потому что последний раз была там в феврале 2020 года. 

— Как вы считаете, когда-нибудь индустрия моды вернется к тому состоянию, которое было до пандемии?

— Да, обязательно, но не в ближайшем будущем. Я сейчас дам прогноз, но очень примерный, потому что наше будущее как в тумане. Независимо от того, что у меня большой опыт управления бизнесом, сейчас прогнозировать что-то — это как в хрустальный шар смотреть. Я думаю, что индустрия восстановится в конце 2023 или в начале 2024 года. Я уже говорила, что мы не потерпели убытков, где-то даже выросли, но конечно, спад тоже был. Например, в этом году произошло что-то феноменальное в плохом смысле слова: итальянцы из предосторожности заказали очень мало вещей, а сейчас продолжают просить у нас товар. Но мы им не можем ничего предложить, потому что работаем только по предварительному запросу, у нас нет больших стоков, чтобы быстро по просьбе отгрузить товар. Хотя я, конечно рада, что итальянцы хотят докупить вещи. Это хороший маленький сигнал о том, что люди снова хотят покупать одежду и обновлять гардероб. Именно этот сигнал вселяет в меня надежду, что мы вернемся к тому состоянию индустрии моды, который был до пандемии.

Источник

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *