Основательница клиники Omny Beauty — о трендах аппаратной косметологии — РБК Стиль

В косметологии аппараты помогают вовремя сделать подтяжку, шлифовку, фотоомоложение. Врачи уверены, что в будущем аппаратная косметология полностью заменит необходимость делать пластические операции. Но нужно ли всем срочно записываться на прием? Мы поговорили с Ириной Шапиро, косметологом-эстетистом Американской коллегии косметологов и основательницей клиники эстетической медицины Omny Beauty Clinic, как правильно выстраивать отношения с аппаратами, когда нужно записываться на процедуры, и главное — как не навредить себе лечением. Ирина Шапиро закончила лингвистический университет им. Мориса Тореза в Москве, а потом переехала в Америку, где увлеклась аппаратной косметологией. Там же она открыла первую небольшую клинику в Санта-Монике, Калифорния. А потом — свою первую клинику в Москве.

Откуда у вас такая любовь к аппаратам?

Когда мы с мужем переехали в Америку, то занимались медицинским бизнесом — поставкой лапароскопического оборудования для разных медицинских центров. Эта ниша сразу меня затянула, и я стала больше узнавать об аппаратах. В результате я стала настоящим фанатом и пошла учиться на косметолога-эстетиста в American Beauty School. А потом открыла небольшое пространство в калифорнийском городе Санта-Моника. Я изобрела и запатентовала уходы «7 в 1» и «8 в 1» на косметике Eminence, и они сразу стали пользоваться большим спросом. Так получилось, что потом мы снова переехали в Москву. Но аппаратная косметология, эстетическая медицина, вопросы здоровья и красоты остались в моем сердце — и я открыла клинику Omny в столице. Сейчас у меня уже две точки с самыми лучшими аппаратами — настоящими роллс-ройсами в мире эстетической косметологии.

Они действительно могут полностью заменить скальпель хирурга?

Да, я уверена, что за аппаратами будущее. Если начинать делать процедуры по запланированному графику, с 30 лет, то никогда не придется прибегать к пластике. Это реперная граница, когда начинается старение кожи и птоз тканей. В 30 лет мы начинаем замечать первые изменения на лице и теле. Нужно не дать процессу активироваться. Нужно вовремя прийти на консультацию к косметологу и быть готовым к тому, что в ближайшие десять лет придется активно делать процедуры. Главное — постоянство. Но даже если начать лечение в зрелом возрасте, после 40 лет, это тоже будет эффективно, хотя и займет чуть больше времени.

На самом деле аппаратное будущее уже наступило — ведь даже пластические хирурги делают операции с помощью искусственного интеллекта и программируют аппараты-роботы.

Фото: пресс-служба
© пресс-служба

Как вы проверяете технику для клиники перед покупкой?

Сначала я тщательно исследую и тестирую аппарат — на себе, на знакомых, на людях разных возрастов. Мне нужно понимать, как он ведет себя, какой реабилитационный период у процедуры, как он работает с разными типами кожи и насколько эффективен для разного возраста. И только после тщательного контроля я могу позволить себе взять тот или иной аппарат в клинику.

Персонал подбираете с такой же тщательностью?

Я провожу минимум пять собеседований. В том числе практических — по установке нитей, по инъекционной и аппаратной косметологии. Для этого мы приглашаем в клинику нескольких моделей. После этого я уже беру человека в наш «бьюти-клан». Но иногда после испытательного срока могу и отказать в дальнейшей работе. Все-таки у нас очень высокий сервис и качество услуг — мы придерживаемся правила «пациент всегда прав». А еще для всех сотрудников обязательно ежемесячное обучение — наши врачи должны все время быть в курсе новых технологий и повышать квалификацию. Очень важен психологический комфорт в коллективе. Я всегда слежу за тем, чтобы все были довольны и росли профессионально. А для лучших косметологов организую рабочие поездки на конференции и тренинги в Париж, Монако, Азию — мы вместе посещаем выставки и курсы, которые помогают стать еще лучше.

Вы говорите, пациент всегда прав. А бывает, что приходится отказывать в процедуре?

Конечно. Если, например, по показаниям проводить процедуру нельзя. Мы не можем брать на себя риск осложнения каких-то заболеваний. И если придет молодая девушка и покажет фото блогера из Instagram, на которую она хочет быть похожей, тут тоже нужно разобраться. Во-первых, 90% фото в социальных сетях откорректированы. Во-вторых, нужно понять психологический запрос гостя. Наша задача — помочь пациенту достичь желаемого с минимальными вмешательствами. Я провожу беседы с гостями и пытаюсь понять, с чем связано желание изменить что-то. Рассказываю, какие процедуры делаю сама. Например, я всегда планомерно и грамотно подключаю ботулинотерапию и мезотерапию. Регулярно делаю процедуры на аппаратах BBL Hero, Fotona и Ultraformer. Без них я бы не выглядела так молодо, как сейчас.

Иногда мы предлагаем гостю подождать с поспешным решением, обдумать его, вернуться попозже. Бывает, что человеку больше нужна работа с психотерапевтом, чем с косметологом. Например, когда девушка хочет похудеть, а она и так уже очень худая. В этом случае мы тоже можем отказать ей, если есть риски для здоровья.

Сейчас термин «анти-эйдж» уже считается некорректным, и все чаще говорят о «про-эйдже» — естественности в любом возрасте. Вы тоже придерживаетесь этого принципа?

Я всегда ратую за сохранение естественных черт лица. И все врачи клиники — за самобытность и персонализацию личности. Это наша философия. Конечно, остаются девушки, которые приходят и говорят «хочу большие губы и четкие скулы». В таких случаях мы пытаемся начать с малого, дать человеку время привыкнуть к изменениям и обдумать, нужно ли продолжать. Например, вместо введения экстремального количества филлеров предлагаем попробовать процедуру на Fotona 4D — она помогает подтянуть зоны, которые утратили былой объем. Это психологическая работа врача и пациента, в которой должно быть взаимное доверие на энергетическом уровне. Пациент должен уметь слушать так же, как должен это уметь врач.

Кому стоит быть осторожным с аппаратными процедурами?

В косметологии можно отдельно выделить людей с рыжими и светлыми волосами, а также альбиносов.
Как правило у них первый фототип. Это значит, что кожа особенно тонкая и нежная, на ней быстро проявляется пигментация и ожоги. Всем, у кого светлая кожа и волосы, нужно наносить санскрин круглый год. Также осторожными стоит быть людям с проблемой розацеа — расширением поверхностных сосудов кожи. Розацеа чувствительна и к влиянию ультрафиолета, и к аппаратным процедурам. Наша клиника специализируется на этой особенности, поэтому мы и приобрели BBL Hero, который деликатно работает с такой кожей.

И конечно, не стоит забывать о том, что аппараты делятся на летние и зимние. Зимой мы делаем шлифовки на аппарате Fotona и микроигольчатый RF-лифтинг. Можно не бояться пигментации, потому что солнце не очень активно, но мы все равно рекомендуем использовать крем с spf-защитой. Весной можно делать легкие шлифовки, которые убирают шероховатости кожи после зимы. Например, Nordlys от Candela с насадкой Frax. Летом и круглый год также можно делать Ultraformer, Fotona, BBL HERO, микроигольчатый RF, но только на низких параметрах с использованием высокого SPF. Ну и, конечно, инъекции. Но в жаркий сезон ни в коем случае нельзя делать шлифовки — слишком высок риск пигментации.

Как понять, что пора сделать перерыв в аппаратных процедурах?

У нас в клинике мы составляем четкий план процедур для каждого пациента. Вам всегда напомнят, когда пора сделать коррекцию, и скажут, когда нужен перерыв. Также гость сам может написать нам и выяснить, когда лучше запланировать визит.

Главное, что я могу посоветовать всем: не распыляться и не смотреть референсы для косметолога в инстаграме. Нельзя ориентироваться на отфотошопленную картинку — только на свою индивидуальность и внутренние ощущения. А если ваш врач выписывает ненужные однодневные процедуры в погоне за собственной прибылью, от него стоит бежать подальше.

Фото: пресс-служба
© пресс-служба

За какими авторскими процедурами идти в Omny?

У многих наших врачей есть авторские программы. Например, у меня есть несколько запатентованных процедур на косметике Eminence. Это биодинамическая космецевтика, которая сделана из натуральных экстрактов овощей и фруктов. Кстати, мы единственные в России, кто работает с этой маркой. Средства Eminence помогают добиться той самой сияющей и холеной кожи, которую мы все хотим получить. А еще разглаживают и выравнивает тон. Также я обучила косметологов своей технике буккального массажа под LED-лампой. Раньше, когда я сама вела приемы, весь бомонд Москвы ходил ко мне, чтобы его опробовать. Это замечательная процедура выходного дня — она делает лицо здоровым и ухоженным. Советую делать этот массаж в завершение авторских программ после процедур очищения и ухода.

Что вы посоветуете тем, кто еще не знаком с аппаратами, но хочет начать?

Очную консультацию. А дальнейшее лечение будет зависеть от возраста и проблем кожи. Молодым девушкам я всегда советую RF-лифтинг и программу Skintyte на аппарате BBL HERO. Эта процедура улучшает цвет лица и стимулирует выработку коллагена. Женщинам постарше — Fotona, Ultraformer и микроигольчатый RF-лифтинг. Они помогают сократить уже существующий птозированный лоскут кожи. Fotona — это вообще единственный в мире аппарат, который работает по трем слизистым: полость рта (моментально исчезают носогубные складки и брыли), создается основной лифтинг зоны нижней трети лица. Он подтягивает нижнее и верхнее веко без участия хирурга, а также делает интимное омоложение. Наши аппараты — это золотой стандарт эстетической косметологии, который нельзя обходить стороной. Иначе в зрелом возрасте придется делать все и сразу, но желаемого результата добиться будет уже гораздо сложнее.

Источник

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *