Скромная мода: производители «благопристойной» одежды РТ просят поддержки — РБК

Представители сегмента «благопристойной» моды из РТ, нацеленной в том числе на мусульман, заявили об отсутствии подходящих им мер господдержки. Эксперт заявила, что проблема актуальна в целом для РФ

Исполнительный директор и сооснователь бренда SABR (Татарстан) Раиль Гимадеев рассказал на KazanSummit-2021, что сегмент «благопристойной» моды – modest fashion — гораздо более узкий, по сравнению с другими. По его словам, компания была основана более 10 лет назад. Одежда реализуется, как на территории Татарстана, так и в России и странах СНГ по офлайн и онлайн-каналам. Производство располагается в Казани и Набережных Челнах.

«Рынок «благопристойной» одежды есть, и он растет. Но если посмотреть все созданные в России бренды, то можно увидеть, что все они находятся, плюс-минус, на одном уровне. И мы очень сильно отстаем от наших коллег, которые производят одежду для всех. У нас узкий сегмент. При этом целевая аудитория modest fashion делится на тех, кто носит очень закрытую одежду, очень широкое либо очень узкое, с национальными мотивами и без них. То есть мы и так работаем в узком сегменте, которые еще более сужается», – сказал Гимадеев.

Также предприниматель отметил, что компании недоступны меры поддержки, которыми могут воспользоваться другие компании. «Как масштабируются другие бренды – естественно, за счет кредитования. Но мы в силу религиозных убеждений не можем позволить себе кредиты. Определенные исламские инструменты есть, но на сегодня это обходится очень дорого: в среднем, около 20% годовых – намного дороже, чем обычные кредиты. В результате, мы теряем свою конкурентоспособность. Хотелось бы какой-то региональной поддержки, субсидирования и содействия местных органов власти, которые станут импульсом для развития нашей индустрии», – сказал предприниматель.

Аналитик ФГ «ФИНАМ» Алексей Коренев рассказал РБК Татарстан, что исламский банкинг характеризуется рядом особенностей: запретом ссуд под проценты, сделок с неопределенностью, инвестиций в производство алкоголя, переработку и продажу свинины, азартные игры и так далее. В его основе лежат операции с товаром или активами, а не с деньгами как таковыми.

Альтернативой процентному кредиту считается основанное на доверии партнерство («шарика ал-вуджух»). Активно используется двойная продажа («мухатара»), когда комиссия выплачивается агенту, купившему товар за свой счет для заказчика, или же «хавала» — средство перевода долга от одного лица к другому.

Вместо кредитования в привычном понимании в исламском банкинге есть сходный с проектным инвестированием механизм. Вместо депозита клиенты исламских банков вкладывают деньги в некое подобие ПИФов, получая не процентный доход, а нечто сходное с дивидендами.

«Самый популярный банковский продукт – «мурабаха», когда банк покупает нужный заемщику товар или актив и потом перепродает ему в рассрочку со своей наценкой. Идея в том, что банк должен отвечать за товар. Для капитальных инвестиций (доверительное управление) есть «мудараба» — контракт с разделением прибыли и убытков и так далее», – рассказал Коренев.

Исполнительный директор бренда Sahara Алия Халикова рассказала, что им более выгодно было открыть производство мусульманской одежды не в России, а в Турции. При этом в РФ компании предлагали господдержку.

Источник

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *