«То, что испытывает к вам муж, совершенно точно нельзя назвать любовью»

Ревность

Ревность

Инна крутилась перед зеркалом, с удовольствием разглядывая свое отражение. Она редко себе нравилась, но сегодня был как раз тот случай, когда ее устраивало абсолютно все: и коктейльное платье, и непривычно броский макияж. Ничего, вечером можно позволить себе и подводку потемнее, и помаду поярче. Она придирчиво рассматривала себя со всех сторон и не заметила, что муж, замерший в дверях, смотрит на нее с недоброй ухмылкой.

– Ну как, все ли нормально? Не надо ли еще чего добавить для полного совершенства, чтобы никому из соперниц шансов не оставить?

– Не понимаю, к чему этот тон, — она пожала плечами, чувствуя, как ускользает волнующее ощущение собственной привлекательности. — Если тебе что-то не нравится, скажи.

– Ну, во-первых, мне не нравится, что ты все-таки идешь на эту вечеринку. А во-вторых, боевой раскрас как нельзя четко характеризует твои намерения на этом празднике.

– Илья, ты опять? Мы же договорились, что ты постараешься сдерживать свою неоправданную ревность.

– Да, мы говорили о напрасных подозрениях, — он говорил так, словно его челюсти были сжаты спазмом. — Но когда я вижу эту безумную красную помаду, то не знаю, что и думать.

– Это просто вечерний макияж. Что ты предлагаешь?

Илья подошел к ней и резким движением размазал помаду по губам. Лицо Инны приобрело зловещий вид. Смахнув ресницами набежавшие слезы, она взяла ватный диск и начала стирать помаду.

– Зачем ты это сделал? Я говорила, что не могу не пойти на эту вечеринку. Это не просто прощание начальника с коллективом: я ведь как-никак займу его место, и это неправильно, если я не приду.

– Он мог бы назначить тебе индивидуальное прощание, положенное по статусу. А так будет слишком много свидетелей вашего трогательного расставания.

– Юрий Николаевич будет с женой, — сухо сказала Инна. — Она у нас тоже раньше работала, поэтому весь коллектив хорошо знает. Я устала оправдываться, что у меня с начальником добрые, но чисто деловые отношения. Он прекрасный семьянин, и никто ему не нужен.

– А тебе, получается, нужен? — «поймал» он ее на слове. — Вот и проговорилась, милая!

Ссора

Ссора

– Илья, прекрати цепляться к словам. Я ни разу не дала тебе даже малейшего повода для подозрений, а желание хорошо выглядеть не означает стремление привлечь к себе мужское внимание. Ты обещал, что не будешь мучить меня и себя, зачем опять начинаешь?

– То есть, как я понимаю, на вечеринку ты все-таки пойдешь? — напряженно спросил он.

– Пойду. Сейчас только умоюсь. Мы много лет проработали с шефом вместе, и он вызывает у меня искреннее уважение. Я ненадолго, думаю, часа на два, не больше. Перед выездом из ресторана позвоню. Пожалуйста, успокойся и не порти настроение ни мне, ни себе. Достаточно того, что ты безвозвратно испортил мой макияж.

– Ну, как знаешь! Надеюсь, ты не заставишь меня пожалеть, что я тебя отпустил.

– Не заставлю, — примирительно сказала она. — Не надумывай лишнего, лучше почитай что-нибудь, чтобы голова была свободна от ненужных фантазий.

Вечер получился трогательным. Юрий Николаевич, которому предложили солидную вышестоящую должность, для каждого сотрудника нашел теплые слова. Немало их было сказано и в адрес Инны, которая несколько лет была правой рукой директора.

– Если есть в нашем коллективе по-настоящему незаменимые люди, так это Инна Алексеевна, — сказал он. — Я покидаю компанию со спокойной душой: понимаю, что дело, которому посвятил значительную часть своей жизни, под ее руководством будет только процветать.

Инне было приятно это слышать, но она отдавала себе отчет, что всем, что умеет в профессии, она обязана именно своему шефу. Тосты и пожелания затянулись, и Инна засобиралась домой. «Подождите, все уже расходиться собираются, мы с женой вас подвезем», — сказал Юрий Николаевич. «Спасибо! — обрадовалась Инна. — Сейчас мужу позвоню, скажу, что скоро буду».

Достав из сумки мобильный телефон, она ахнула: семнадцать пропущенных — и все от Ильи! На дисплее высветился значок, показывающий низкий заряд батареи. «Хоть бы на один звонок хватило», — подумала она, набирая номер супруга. Телефон едва успел отозваться двумя длинными сигналами — и испустил дух.

– Можно я воспользуюсь вашим телефоном? — обратилась она к экс-боссу. 

– Конечно, звоните, — ответил он, протянув мобильный.

– Алло, Илья? — торопливо заговорила Инна, едва тот снял трубку. — Это я, мой телефон разряжен. Не волнуйся, у меня все в порядке, скоро выезжаю.

– Почему ты не отвечала на мои звонки? — холодно спросил муж.

– Потому что выключила звук и не слышала, что ты звонил. Тут ведь все тосты говорили, неудобно было оставлять его включенным.

— А это чей номер?

– Я звоню с телефона Юрия Николаевича. Попросила у него трубку, когда увидела, что мой аппарат разрядился, — сказала она.

– О, и тут без твоего босса не обошлось! Может, ты была слишком увлечена расставанием, поэтому и мои звонки не видела? Ну как, удалось попрощаться? Никто вам, надеюсь, не помешал?

Ссора

Ссора

– Прекрати сейчас же! — она чуть не плакала. — Я больше не могу выслушивать эти гадости!

– Инна, что случилось? — Элла, жена Юрия Гавриловича, участливо тронула ее за плечо. — Могу чем-то помочь?

– Да, мне нужно как можно быстрее домой, — сказала она. — Мужу не нравится мое долгое отсутствие.

– Разве он не знает, по какому поводу вы отлучились? — удивилась Элла.

– Ему все равно, почему меня нет дома, — с досадой сказала Инна. — Илья у меня очень ревнивый. Я, конечно, и до свадьбы замечала, что он болезненно воспринимает совершенно безобидные вещи, но после того, как мы поженились, это стало просто невыносимо. Я живу в атмосфере тотального контроля и незаслуженных оскорблений. Однажды уже пыталась уйти от мужа, но он клятвенно пообещал, что будет работать над собой. К сожалению, это так и осталось обещанием: он просто не может совладать с собой. Проверяет мой телефон, почту, а уж если услышит, что мне звонит мужчина, даже если это коллега или мастер по ремонту холодильника, — скандал гарантирован.

– Инна, ведь это не шутки, — задумчиво сказала Элла. — Такие ревнивцы и сами нормально не живут, и половинке своей существование отравляют. Вам не страшно рядом с ним?

– Ну что вы, какие страхи? — улыбнулась Инна. — Илья, конечно, человек сложный, но он меня очень любит. А ревнует потому, что боится потерять.

– Ну, как знаете! — пожала плечами Элла. — Юрий уже в машине, скоро ваш ревнивец вас увидит и, возможно, успокоится.

Когда автомобиль остановился у дома Инны, та с опаской глянула на три темные фигуры, дымившие сигаретами у дверей подъезда.

– Юрий Николаевич, можно я позвоню с вашего телефона, чтобы муж меня встретил? Видимо, к нашему соседу с седьмого этажа опять дружки пожаловали.

– Не надо беспокоить мужа, давайте я вас до квартиры провожу, — сказал директор и, повернувшись к жене, спросил: «Дорогая, ты ведь подождешь минуты две-три, пока я Инну супругу передам?»

– Ой, не надо! — замахала руками Инна, но Юрий Николаевич сказал, что возражения не принимаются.

Пройдя в подъезд мимо угрюмо молчавших «трех товарищей», они услышали шум несколькими этажами выше.

– Спасибо вам, что проводили. Идите уже, а то Элла в машине, наверное, волнуется.

– Такова уж женская доля — за своего мужчину волноваться, — улыбнулся Юрий. — А мне спокойнее будет, если я вас до квартиры доставлю.

Когда двери лифта распахнулись на ее этаже, она с удивлением увидела стоящего на лестничной площадке Илью.

– О, голубки, даже тут расстаться не можете! — язвительно заметил он. — Видел, как вы из машины долго выйти не решались. Ты хоть предупредила своего дружка, что у тебя муж дома? Или вы настолько ослеплены страстью, что вам на это наплевать?

– Инна, что происходит? — удивленно спросил Юрий Николаевич. — Почему муж так с вами разговаривает?

– А тебе не все ли равно, как я разговариваю со своей женой? — голос Ильи стал писклявым.

– Нет, — мрачно сказал мужчина. — И мы с вами, помнится, на «ты» не переходили.

– Ну, раз уж мы оба спим с одной бабой, так можно и без лишних слов, — Илья не успел закончить фразу, как в челюсть ему прилетел короткий, но крепкий удар.

– Ах ты ж! — истошно завопил Илья. — Да я ж тебя, сволочь, в тюряге сгною! А ты, стерва, только попробуй сунуться домой — убью!

Заскочив в квартиру, Илья с силой захлопнул дверь и продолжал выкрикивать угрозы в адрес жены и ее провожатого. Инна стояла, прислонившись к стене. Юрий Николаевич потер запястье и сказал:

– Пойдемте, Инна! В этот дом вам не только сегодня, но вообще никогда лучше не заходить. Это не просто ревность — это серьезная патология, которая находится в зоне компетенции психиатров. Куда вас отвезти? Здесь я вас точно не оставлю.

– К родителям, — тихо сказала она. — Они тут недалеко живут.

ревность, ссоры с мужем, отношения

ревность, ссоры с мужем, отношения

Увидев мужа, выходящего из подъезда вместе с коллегой, Элла поняла, что стряслось что-то неладное. Едва опустившись на заднее сиденье автомобиля, Инна громко разрыдалась. Супруги не пытались ее утешить, лишь Элла вопросительно поглядывала на мужа. Когда Инна затихла, оба продолжали молчать.

– Извините меня ради бога, — сказала наконец она, утирая слезы. — Я не хотела портить вам настроение, но так уж получилось, что сор оказался вынесен из избы. У меня больше нет иллюзий, что в моей семейной жизни что-то поменяется в лучшую сторону. Вы правы: ревность мужа — серьезная патология. Он ведь даже ребенка мне не позволяет родить, потому что не готов к тому, чтобы я кого-то любила больше него. А я все надеялась, что это временно, что пройдет, как у мальчишек проходят проблемы переходного возраста. Но жить в этом аду я больше не могу. Раньше я не хотела даже думать о том, чтобы уйти от Ильи, а сейчас вижу — затянула с этим решением.

– Лучше поздно, чем никогда, — ободряюще сказал Юрий Николаевич. — То, что испытывает к вам муж, совершенно точно нельзя назвать любовью. Снимаю шляпу перед вашим терпением и искренней верой в то, что взрослого человека можно изменить. Но пора уже разрешить себе быть счастливой, не так ли?

– Давно пора! — робко улыбнулась Инна. — Я действительно очень устала жить в постоянном напряжении. А еще так детишек хочется, если бы вы только знали! Они у меня обязательно будут, я верю. А у моих родителей появятся наконец внуки, которых они уже отчаялись дождаться. Ой, я же вам адрес не сказала! Тут совсем недалеко. Поехали?! 

Источник

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.