Ускользающая красота: о первом в Крыму бьюти-конкурсе для онкобольных — РИА НОВОСТИ Крым

Наталия Назарук, РИА Новости Крым16 октября в Евпатории на импровизированный подиум выйдут 12 женщин. Это будет самый необычный конкурс красоты. У кого-то из участниц нет волос, у кого-то груди… Но у всех есть огромная жажда жизни. И один на всех диагноз: рак.Корреспондент РИА Новости Крым пообщалась с участницами и организатором и узнала, насколько страшно предстать перед зрителями с «безнадежным» диагнозом, почему некоторые пациенты с запущенным раком не считают себя приговоренными и что они хотят объяснить про рак здоровым людям.Это не цинизм. Это смелостьВ 2019 году Эмилия открыла в Евпатории свою организацию помощи онкопациентам. У себя в «узком кругу» она старается показать женщинам, что рак – это не приговор, с ним можно не только существовать, но и жить в удовольствие.»Когда возникла идея с конкурсом красоты, подумала: ну а почему нет? Только представьте: красивые наряды, праздничная атмосфера, подарки, цветы, улыбки, ленты и корона. Это отличная возможность снова почувствовать себя женщиной. К тому же ВОЗ объявила октябрь месяцем борьбы с раком молочной железы, так что это очень символично, — объясняет она. – У нас будет всего 12 участниц, и ни одна, кстати, ни разу не принимала участия в таких конкурсах в детстве или юношестве. Для них это возможность абстрагироваться от бытовых проблем, лечения и обследований. Словами не передать, но эти яркие эмоции помогут на чуть-чуть вернуться к прежней полноценной жизни».- Конкурсы красоты – это обычно недешево и хлопотно. Как удалось? — Мы смогли найти партнеров и спонсоров. Есть неравнодушные люди и организации, которые помогают, чем могут: кто-то сможет купить корону, кто-то подарит всем участницам тортики, кто-то предоставляет букеты, кто-то – другие подарки. Это все частные инициативы, государственной поддержки у нас нет. В жюри тоже будут неравнодушные люди, среди них Миссис Крым-2021 Оксана Юнусова, а также главный внештатный онколог республики Александр Шкрадюк.- Очень многие могут назвать такое мероприятие цинизмом… — Так могут сказать только те люди, которые с этим никогда не сталкивались. Вы знаете, существует масса стереотипов про рак, вплоть до того, что многие до сих пор верят, что онкология передается воздушно-капельным путем и может быть заразной. Людям легче верить в то, что рака вообще нет – а я считаю, человек, наоборот, должен быть предупрежден, должен знать, что есть такое заболевание. Для тех женщин, которые согласились участвовать и подали заявку, это смелость. Они никому ничего не доказывают, ни себе, ни обществу. Представьте, каково выйти на сцену, показаться большому количеству людей, когда нет бровей, волос, одной груди… Принять себя, осознать себя красивой! Для меня это настоящая смелость. Спросите у любой из участниц: у каждой из них на этом конкурсе какая-то своя цель. Но никто из них не видит в этом ничего обидного.»Я уже списанный элемент общества»Сейчас для Екатерины Ересько из Сак уже не секрет, что первый раз болезнь атаковала ее еще в 20 лет. Тогда у врачей были подозрения на онкологию, но картина все-таки была нетипичной.»Сначала диагностировали как сепсис. Потом я впала в кому, три месяца восстанавливалась. Как мне объяснили, у меня что-то произошло с кровью. Пробовали химиотерапию, но уже были сильно повреждены внутренние органы, продолжать было нельзя. Миокардит, эндокардит, двусторонняя пневмония… Я фактически вышла инвалидом, — вспоминает Катя. – Потом все повторилось в двадцать четыре».Оказалось, такую «смазанную картину» в молодости может давать тройной негативный рак молочной железы – редкая и самая агрессивная форма рака груди у женщин. Встречается только в 10-15% случаев, и даже сегодня еще не изучен до конца. Развивается быстро. Вариантов лечения очень мало.В третий раз болезнь к Екатерине вернулась в 40 лет. Снова сепсис, остановка сердца, нарушение свертываемости крови. Все сложности медицина упаковала в два слова: отягощенный анамнез. Когда распознали рак – на третьей стадии, – изменения уже были в легких.Врачи давали полгода жизни. Она живет уже полтора. Несмотря на инвалидность, работает с особенными детьми и их родителями, хотя больше чем на полчаса сил не хватает.И улыбается на всех фотографиях в соцсетях на фоне родного Сакского озера.»У меня два высших – химик-биолог и психолог, специалист по посттравматическому стрессовому расстройству. Но после рождения двух детей я поняла, что хочу работать с ними. Открыла свой центр развития, пыталась даже частный детсад, но не получилось. После диагноза центр, к сожалению, пришлось закрыть, но я продолжаю заниматься с малышами: стала брать тяжелых, которых раньше не рискнула бы… Наверное, цепляясь каждый день за это дело, мне удалось уже немножечко больше прожить, чем пророчили, — рассуждает женщина. – Уже часто даже не за деньги работаю, а просто для себя. На данный момент эти дети нужны мне больше, чем когда-то им была нужна я».- А как вы в участницы конкурса красоты попали? — Совершенно случайно мне интернет показал объявление. Был последний день подачи заявок. Я звала и других девочек из Сак – но ни у кого энтузиазма не возникло. Мне даже не поверили, мол, какой конкурс красоты, для онкобольных-то? Для меня это было удивительно: на мой взгляд, это первая нормальная идея конкурса красоты. Потому что он не о теле, а о душе, о том, что нас здесь держит, для чего мы приходим в этот мир, — объясняет Катя. – Меня это воодушевило: мне дали стимул еще пожить! Честно, у меня не хватает слов благодарности для тех, кто это придумал! Это, наверное, был первый момент, когда я «всенародно» выложила информацию о том, что у меня рак. Никто не мог поверить, начались звонки. Конечно, я же всегда публикую только красивое и хорошее – а тут на тебе! Но это не бравада: у меня действительно в жизни намного больше яркого и хорошего, чем грустного и плохого.- Что для вас значит этот конкурс? О чем он?»Судя по анализам, вы должны быть трупом»»Вы извините, что задержалась. Я тут просто кручусь между своими работами, — извиняется в трубку Оксана Анцева, участница из Севастополя. – Я за рулем, но в наушниках, давайте общаться!».Оксане 44. Судя по голосу в трубке, энергии у нее хватит, чтобы бежать рядом с машиной на той же скорости. Она – гендиректор в фирме, которая работает с госзакупками. А еще фитнес-тренер, два раза в неделю ведет занятия. А еще – походница и часто проводит выходные в крымских горах. Любит путешествовать, заниматься стрельбой, печь сладости…А еще у нее третья стадия рака груди и рецидив после восьмилетней ремиссии.Зато этот «насморк» помог вечно спешащей карьеристке затормозить и переосмыслить жизнь.»Конечно, было страшно. Поплакала пару минут. А потом сказала: а ну его! И пересмотрела приоритеты: теперь у меня на первом месте не карьера, а мои внутренние ощущения. Если работа мешает моим увлечениям, я меняю работу, благо есть опыт и знания, — делится Оксана. – Страшно только поначалу, когда неизвестность. А потом уже не страшно: не я первая, не я последняя. Главное не сколько дней в жизни, а сколько жизни в днях. Если ты живешь и наслаждаешься, отпускаешь мысли о негативе, ты будешь жить».Во многом справиться с диагнозом женщине помог спорт, и морально, и физически.»Помню, когда был рецидив, врач на приеме взял у меня медкарту и не поверил глазам. Я спросила, что не так, почему он на меня так смотрит. А он говорит: «Судя по анализам, передо мной должен быть труп. Но вы трупом явно не выглядите: с практически четвертой стадией рака вы стали почти здоровым человеком», — смеется женщина. – А это все спорт. У меня сейчас бывает по две тренировки в день. Во второй раз даже при жесткой «химии» я уже на четвертый день шла в спортзал».Оксана уверена: спортом можно помочь и другим онкобольным. Особенно в борьбе с самым страшным врагом – депрессией.- То есть, вы считаете, что вам как онкопациентке, которая через все прошла, будет легче помочь тем, кто еще в начале пути?- Знаете, у нас, онкобольных, неосознанно есть какая-то своя «каста». Сейчас объясню: когда человеку ставят диагноз, и люди вокруг начинают говорить, что все будет хорошо, он внутренне этому сопротивляется с мыслями «как они могут такое говорить, если у них такого нет?». А когда человек на твоей волне, вы оба онкопациенты, я говорю ему: «Все будет хорошо. Я понимаю: я живу с этим уже 11 лет». И он верит этому намного больше. И сразу взгляд меняется. Когда у кого-то из нас ремиссия, это радость для всех. Потому что это значит, что у остальных тоже есть надежда на излечение.- Не страшно участвовать в конкурсе красоты после операции на груди?- Конечно, есть определенные комплексы. Хоть мужчины и говорят, что я красивая и все нормально, но внутренне я пока не принимаю себя до конца. И конкурс – это как раз хорошая возможность увидеть себя со стороны, почувствовать по-настоящему красивой и принять себя на все 100%. Источник

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.