Журналист Евгений Рабкин — о своем магазине ANT/DOTE, инстаграм-дизайнерах и знаменитостях в моде — Vogue Russia

В минувшие выходные критик, автор Highsnobiety и Business of Fashion, основатель и главный редактор независимого издания о моде StyleZeitgeist Евгений Рабкин запустил мультибрендовый онлайн-бутик ANT/DOTE и объявил об открытии офлайн-пространства в Атланте. «От фанатов моды — для фанатов моды» — так звучит слоган магазина, который распахнет свои двери в West Midtown только в конце осени. Но уже 9 сентября все поклонники моды и Евгения смогут посетить временное пространство ANT/DOTE по адресу 453 Moreland Avenue NE.

Атланта была выбрана неслучайно — там живет хозяйка магазина кроссовок Wish Лорен Амос, совместно с которой Евгений и запускает ANT/DOTE. «Мы хотели разместить бутик не в Нью-Йорке и не в Лос-Анджелесе, а в Атланте — в родном городе Лорен, — говорит Рабкин в официальном заявлении на StyleZeitgeist. — Я влюбился в жителей этого города, когда впервые посетил его для того, чтобы провести public talk с Ирис ван Херпен. Здесь мы с Лорен познакомились и подружились. К тому же Атланта сегодня — это третий культурный центр Америки».

В ANT/DOTE можно будет приобрести не только одежду (Dries Van Noten, JW Anderson, Rick Owens и так далее), но и аксессуары, украшения, книги, товары для дома и парфюмерию. Будет даже груминг. Мы поговорили с Евгением о том, какое будущее он прочит своему новому проекту, почему не считает приемлемым его сравнение с Colette и как относится к тому, что происходит в моде сегодня.

Вам нужна была площадка, чтобы высказывать свое мнение, — вы выпустили журнал. Вы не нашли магазин, в котором представлено то, что вы хотели бы видеть на рейлах, — запустили свой собственный. Откуда такая решительность?

Так было всегда. Почитайте интервью со всеми интересными дизайнерами, они в один голос говорят одно и то же: «Мы решили делать вещи, которых нигде не могли найти». И все они стали успешными. Да, конечно, это рискованно, но я считаю, что мы тоже будем успешны.

Вы открываете ANT/DOTE в Атланте. Я понимаю, что у вас особая связь с этим городом, но были ли какие-то маркетинговые причины?

Да. Атланта сейчас — очень горячий рынок. Там активно развиваются сразу несколько креативных индустрий, и наш идеальный клиент — человек, который как раз в них занят. Сегодня Атланта — столица хип-хопа, туда сейчас даже возвращаются рэперы, которые когда-то переехали в Лос-Анджелес и Нью-Йорк. Все знают, что и Канье Уэст сделал презентацию нового альбома именно там. Кроме того, там снимают очень много фильмов (Marvel, например) и сериалов. Да и в принципе в Атланте популярно покупать интересную моду, которой нет больше нигде.

Но ведь представители креативных индустрий — это все равно не массовый покупатель, и делать магазин для, скажем, привилегированных единиц — не очень выгодно.

Мы считаем, что не должны быть для всех. Мы открыты для всех, в ANT/DOTE может зайти любой человек, и мы будем рады всех видеть, но привозить мы будем именно фэшн-дизайн. Это то, что нам интересно. Мы не бизнес, который собирается расти и открывать магазины в десяти странах. Нам не нужно продавать на сто миллионов. Мы хотим быть самым интересным независимым магазином одежды в Америке, а может быть, и в мире. 

Финансовых рисков не боитесь?

Могу с радостью доложить, что финансовый вопрос решен, и мы можем расти на той скорости, которая для нас приемлема. Мы просто будем культивировать нашу клиентуру. Мы с Лорен были в куче магазинов по всему миру и годами наблюдали за тем, что работает, а что нет. И да, надеемся, что магазин такого калибра будет успешным. К тому же кроме моды там будут и другие вещи — например, парфюмерия, груминг, товары для дома и так далее.

То есть ANT/DOTE — такая люксовая версия Colette?

Colette — не наша модель, потому что, давайте будем честными, он был новаторским, а потом стал магазином, в который приходили за тем, чтобы приобрести карандаши и книжечку. Это было очень умно коммерчески, но купить там моду было невозможно.

Так или иначе, если у вас продается Aesop, все равно будут люди, которые зайдут в ANT/DOTE посмотреть на платье Rick Owens, но купить крем для рук.

Да, но ANT/DOTE — это совсем другая идея. Нашему идеальному покупателю за 30–40 лет, и он прекрасно знает эту историю: ты накупил одежды, у тебя все хорошо, и в один прекрасный день ты просыпаешься, смотришь на свой дом и думаешь: «Так, пора прикупить какую-нибудь вазу, поменять мебель, купить парфюмерию». Потому что мода — это дисциплина. И насчет парфюмерии, груминга и косметики у нас совсем другой подход. Мы привезем все в лимитированном количестве и в самом лучшем качестве. Мы решим за вас этот вопрос — вам не нужно будет идти в Sephora, слушать сто парфюмов и умереть в процессе, мы дадим покупателям пять брендов, которые считаем самыми лучшими. И людей, которым нравится такой подход, очень много.

Кто будет ездить на закупки?

У нас есть прекрасный байер. Его зовут Карло Стил. Он сооснователь уже легендарного нью-йоркского магазина Atelier, который просто вошел в историю моды. Ну и конечно, я присутствую при подборке брендов — мы будем ездить вместе, но Карло — ответственный.

В официальном заявлении к запуску магазина вы говорите, что никогда не находили на рейлах и прилавках каких-то роскошных вещей, которые видели на подиуме. Я сразу вспомнила историю о том, как Маккуин после шоу оставил в такси платье из павлиньих перьев, потому что знал, что его никто не купит. Помните ли вы истории, когда страдали из-за того, что что-то подиумное не доехало до магазина?

Платье Маккуина — отличный пример. А сейчас такое происходит повсеместно. Заходишь в Dior, а там висит обыкновенный мерч. Я недавно делал ресерч, зашел в Dior, Balenciaga, и там не было ни одной вещи без логотипа. Причем это бутики, а не торговые центры. Но раньше было по-другому. Я большой фанат Helmut Lang (эпохи самого Хельмута), и я всегда думал: хорошо, что у Helmut Lang есть свой собственный магазин. Особенно Helmut Lang accessories! У него были потрясающие аксессуары, и найти их можно было только в бутике бренда. И эта разница между подборками в бутике и подборками в универмагах в Америке ощущается особенно остро. Поэтому мы и назвали свой магазин ANT/DOTE — это антидот против всего суперкоммерческого.

Вы сказали про лого Balenciaga. Я помню видео на Highsnobiety, где вы сидели в жюри и оценивали образы случайных прохожих. Когда перед вами стоял тинейджер в футболке с логотипом Balenciaga, саспенс был, как в фильмах ужасов. Как вы считаете, если в конечном итоге уважаемый модный критик оказывается в развлекательном YouTube-шоу и обсуждает луки подростков, кому вообще сегодня нужна серьезная критика? И нужна ли вообще?

Сейчас модой интересуется больше людей, чем когда-либо, и, может, именно поэтому кажется, что роль модного критика уменьшилась. На самом же деле просто увеличилась публика. Раньше мода не была массовой индустрией, а сегодня ею стала. Я как-то спросил у Дриса Ван Нотена, важна ли ему критика. Он сказал: «Лично мне важна. Важна ли она для моего бренда? Уже не так, как раньше. Было время, когда после позитивного ревью Сьюзи Менкес у наших дверей стояли очереди покупателей». Такого уже не существует, но люди, которым интересна критика, будут всегда. Потому что статьи формируют мнение, и читатель хочет сформировать свое мнение, основываясь на экспертном. По той же логике мы читаем рецензии на фильмы и музыкальные альбомы. Мы всегда спрашиваем друга: «Тебе понравилось или нет?», и начинается разговор. Когда я еще учился, у меня преподавал великий Кристофер Хитченс, и он сказал: «Когда я пишу эссе, я пишу письмо интеллигентному другу». Я сделал себе заметочку в голове и решил, что буду писать так же. И это работает.

Balenciaga весна-лето 2022

Знаете ли вы дизайнеров, которые совершенно точно читают вашу критику?

Очень много профессионалов из индустрии читают мои статьи, и очень много профессионалов из индустрии молчат об этом.

Почему? Им стыдно признать, что они читают критику?

Им стыдно, что я их критикую. Есть люди, которым страшно признаться, что они читают и прислушиваются к моему мнению. Вот Вирджил Абло, я уверен, читает мои статьи.

Вирджил — хороший дизайнер?

Нет. Ему повезло, он попал в струю, у него были хорошие инвесторы, которые видели, что это выстрелит. Он неплохой студент дизайна, но он не дизайнер. Модель у него такая: давайте мы возьмем архетипы мужской одежды, налепим на них лого, наденем на нужного рэпера — и сойдет.

Как вообще так вышло, что сегодня у руля больших модных Домов стоят стилисты? Почему медийное лицо и его подписчики в инстаграме стали важнее ремесла?

Потому что мода стала масс-маркет-индустрией. С ней происходит то же, что когда-то произошло с развлекательной индустрией — она поняла, что если продавать дешевле, но больше, она все равно заработает больше. Конгломераты, которые выросли до огромных размеров, оперируют логикой капитализма. А логика капитализма говорит: каждый год вы должны производить все больше и больше. И все это преподносится в некой красивой обертке, а когда ты разворачиваешь ее, ты видишь: никакой luxury здесь нет. Поэтому номинальными начальниками должны быть те, у кого много подписчиков в инстаграме. Дизайн для них не важен. Но я считаю, что все они совершают огромную ошибку. Если в моде не будет классного дизайна, то люди рано или поздно просто потеряют интерес. Потому что эти бренды находятся в той же индустрии, что и Comme des Garçons, а в музей ходят смотреть именно на Comme des Garçons. Поэтому моде нужны Рэи Кавакубо, Рик Оуэнс и Дзюн Такахаси. Знаете, я всегда закатывал глаза на Chanel Лагерфельда, но, господи боже мой, у него хотя бы было чувство юмора! А то, что происходит на подиумах сейчас, — это просто какой-то стыд. Но крупным компаниям больше не нужны enfants terribles, потому что будет так: что-то не то сказал, что-то не то сделал, и все — на тебе поставили крест. Им сейчас нужны послушные командные игроки. Посмотрите на бедного Тиши в Burberry. Видно, что все его коллекции (кроме последней) делал маркетинговый отдел. А в последней видно, что ему наконец развязали руки. Проступил Тиши.

Burberry menswear весна-лето 2022

Знаете, я всегда закатывал глаза на Chanel Лагерфельда, но, господи боже мой, у него хотя бы было чувство юмора! 

Сколько времени вы даете таким инстаграм-дизайнерам?

Я даю им столько, сколько у них в контрактах написано. Но я считаю, что руководителям этих компаний наплевать на моду как таковую. Сейчас нужно штамповать футболки с лого, потому что это то, чего требуют массы. Если бы они завтра могли начать продавать стиральный порошок и зарабатывать больше денег, они бы это сделали. Но я, например, люблю Мэтью Уильямса. Я считаю, что Alyx — это прекрасный пример того, что может сделать модный дилетант. Потому что Мэтью Уильямс — он как раз такой fashion amateur, он не дизайнер. И по сравнению с тем, что делает в той же семье Херон Престон, Мэтью Уильямс делает все на три головы выше. Но Мэтью — человек продукта. Это особенно часто встречается в мужской моде — у дизайнеров идеи приходят сверху, и они их воплощают, а есть такие люди, как Мэтью, которым действительно просто очень нравятся вещи. Мэтью нравится качество, ему нравятся детали, и он оперирует с этой точки зрения. К сожалению, такой человек может сделать прекрасный бренд, но ему будет тяжело продолжить прекрасную традицию такого большого Дома, как Givenchy. Для этого все-таки нужен дизайнер.

А откуда берутся настоящие звезды?

Я считаю, что в моде должны быть очень яркие голоса, чтобы другие за ними тянулись. Крейг Грин говорил мне в интервью: «Когда я учился на первом курсе, я пришел на шоу Gareth Pugh, и у меня в голове случился полный переворот. Тогда я и решил, что буду дизайнером». Мне кажется, если бы он пришел на шоу условного Khaite, у него бы такой реакции не было. То же самое с рок-музыкой. Я все время сравниваю моду с музыкой и с искусством. Одна рок-звезда зажигалась, придя на концерт другой, и этот механизм срабатывал моментально. Они питались энергией друг друга, чтобы сделать что-то еще более выдающееся.

Почему такая схема работает не со всеми? Почему сестры Олсен не могут зажечься от Маржела или Крейга Грина, впитать в себя их энергию?

Я думаю, что сестры Олсен очень вдохновляются Мартином Маржела, но скорее тем, что он делал во времена работы в Hermès. Сестры Олсен и их The Row вообще, может быть, первый яркий пример, когда дилетанты, имеющие деньги, запустили собственный бренд. Но есть очень тонкая грань между минимализмом и скукой, и, к сожалению, они очень часто ее переходят. В последней коллекции этого не случилось — она прекрасна.

The Row весна-лето 2022

Крупным компаниям больше не нужны enfants terribles, потому что будет так: что-то не то сказал, что-то не то сделал, и все — на тебе поставили крест

Сестры Олсен, судя по всему, вдохновляются еще и тем, что Фиби Файло делала для Céline. Что вы думаете о возвращении Фиби в моду? Такие камбэки вообще нужны?

Нужны или не нужны — мне трудно сказать. Я лично за. Я очень люблю Фиби, она величайший дизайнер. Céline Файло — сияющий пример того, что на таком уровне можно сделать прекрасный бренд. Проблема в том, что тем, кто им управляет, хотелось еще больше. 800 миллионов — недостаточно, им хотелось три миллиарда, а Фиби сказала: «Мне неинтересно делать мужскую одежду, я этим заниматься не буду». Но я надеюсь, что это будет настоящий luxury brand, а не то, что случилось с бедным Альбером Эльбазом и его AZ Fashion.

А пришествия знаменитостей в моду вы как оцениваете? То, что, например, делает Бейонсе со своим IVY Park. Можно ли это вообще считать модой?

Нет, я так не считаю. Конечно, сегодня все хотят зарабатывать деньги, но мне это не нравится, потому что знаменитости со своими брендами забирают лучи славы и медийное внимание у настоящих дизайнеров. И на своей одежде они зарабатывают в разы больше, чем на музыке. Но вся одежда знаменитостей — это одинаковый ширпотреб, просто с разными лого. Вот у Канье Уэста в его Yeezy хотя бы была идея. И пускай это была идея восьмого класса, но это все равно была идея. Уже хорошо. А в большинстве остальных случаев это просто «давайте заработаем деньги».

Beyonce IVY Park Rodeo

И что тогда в современном мире можно назвать настоящей модой?

То, что называют модой подиумной. Мода должна быть креативной, творческой. Такой, как Comme des Garçons, как Дзюн Такахаси, как Рик Оуэнс. Дизайнерская мода. И я не говорю, что в нашем ANT/DOTE не будет, например, худи. Просто у нас будут худи с интересным дизайном, а не те, которые все штампуют. Но, опять же, это мое определение моды. А люди пусть одеваются так, как они хотят. Это их дело. Ради бога.

Источник

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *